Реалити-шоу из ресторана. Как блог помог ресторану в Алтуфьево раскрутиться.

Сегодня Галина Иевлева  — создатель и руководитель Мастерской Достижения Целей. А еще несколько лет назад у нее был совсем другой бизнес. Ресторан «Стоп-Кадр» в московском районе Алтуфьево Галина открыла в двадцать пять лет  и долгое время он был на слуху у модной московской публики. Как это возможно? Как пиццерия в отдаленном районе может стать модным местом? Разбираемся вместе с Галиной. 

 

 — Почему ты решила начать блог про ресторан?

— На самом деле, я вела блог до того, как открыла ресторан. Так что еще до того, как я стала писать про ресторан,  меня знали, у меня были друзья и подписчики. И, мне кажется, это важно.  Так что про ресторан я стала рассказывать уже знакомым со мной людям, и они были лояльны и заинтересованы. Когда появилась идея создать ресторан, я сразу решила, что буду делать это в прямом ЖЖ-эфире. Я написала, что у меня начинается  новый проект, но пока не скажу какой. 

Наверное, если бы я догадалась устроить настоящее реалити-шоу:  с фотографиями помещения в духе было-стало, с забавными историями про ремонт, сравнением цен на то и это  —  это была бы бомба, и к открытию у нас бы стояла очередь. Но тогда в блогах такого не было, и мне даже идею такую подглядеть было негде. 

Тем не менее, что-то я рассказывала и люди, которые меня читали, видели, что их знакомая девочка открывает ресторан.  Это было интересно.  Ко мне стали приходить новые читатели, которым рассказали про он-лайн историю открытия ресторана. Они тоже делились отзывами. 

И в какой-то момент,  после бесконечных доделок всего,  я сказала:  хватит, мы открываемся. Прямо сегодня. И написала об этом в ЖЖ: мы откроемся сегодня в 3 часа дня. Распечатала листочек с меню на А4, заламинировала и мы открылись. 

— Пост в ЖЖ сработал? 

— Да,  тут же на мое сообщение  пришел ответ, звучал он так: «Ща приду, заценю».  Я испугалась. Думаю:  кто этот человек? Это сегодня меня читают тысячи людей и  я спокойно веду ФБ- эфиры, участвую в каких-то мероприятиях и привыкла встречаться с незнакомцами. А тогда это было «вау! какой-то человек незнакомый сказал «сейчас приду» на мои строчки». Я очень испугалась, но ресторан мы открыли и он пришел. Посидел, поел – мне показалось, что он был очень недоволен – и ушел.

На самом деле, благодаря этому человеку, к нам стали приходить очень интересные гости и у меня появились полезные знакомства. Наш первый гость оказался достаточно известным сценаристом, который рассказал о нашем ресторане своим друзьям. И только через несколько лет я узнала, кому мы обязаны большим количеством гостей с щедрыми чеками.  Он потом часто к нам заходил, но всегда был хмур и погружен в свой компьютер. Я думала, что ему у нас ужасно не нравится и каждый раз внутренне пугалась и старалась сделать все, чтобы его не разочаровать. И так он к нам проходил очень много лет. Я расслабилась лет, наверное, через 5 после этого. 

— И что потом? ЖЖ продолжал работать на приток людей в ресторан?

— Да, постепенно люди, которые читали меня, добрались все-таки посмотреть, что же я делаю.  Не сразу и не все, но они приходили, чтобы увидеть во что превратилась история, о которой они еще вчера читали в Живом Журнале. Потом они позвали своих друзей, потом подтянулась местная аудитория и стало понятно, что мы уже вполне себе ресторан и работаем. Главное, что люди сами рассказывали о нас

Потом я открыла сообщество в ЖЖ, посвященное ресторану. Там я стала писать новости о ресторане, новинки меню в сообществе. Люди первое время даже реагировали – мы писали про какие-то наши новости и на эти посты была какая-то реакция, вопросы. А потом все остановилось и я запаниковала. Я изо всех сил приглашаю всех в сообщество в ЖЖ, рассказываю, какие у нас новые блюда и какие у нас новые скидки, а никто не приходит.

«Наверное, плохие акции», — подумала я и стала придумывать еще более взрывные акции. Мы уже были готовы продавать практически себе в убыток, а никто не торопился к нам ехать.  Я искала ответы на вопрос почему в разных местах. И, наконец, я спросила читателей: «Слушайте, я вот вам пишу, какие у нас новинки, какие у нас акции, а чего вы не комментируете, не приходите?». На что мне ответили: «А кто тебе сказал, что нам интересно, какие у тебя новинки и  акции?».

Сначала я ужасно обиделась и целый день страдала, как человек, которого оскорбили. А потом я поняла, что для меня этот ресторан — вся моя жизнь, а для них  —  это всего-навсего ресторан. И это полностью изменило концепцию блога. 

 — И что ты стала писать? Продающие тексты? 😉

 —  Нет, это не были продающие истории. Это были истории про мою жизнь. Иногда что-то случалось в ресторане, и тогда я писала об этом. Иногда рассказывала про семью, детей, будни.  Но так как ресторана в моей жизни было много, то читатели запоминали, что эта девушка руководит рестораном.

Люди читали и рассказывали обо мне друзьям: так у меня появлялись новые подписчики. Так появились первые статьи про меня в двух журналах –  Cosmo и Glamоur. В Cosmo статью делала Алина Фаркаш, и мы так с ней познакомились. Я не скажу, что эти статьи как-то повлияли на посещаемость ресторана – нет, они больше повлияли, наверное, на меня. Они показали мне, что моя история людям интересна. 

Потом я вступила в популярное тогда в ЖЖ сообщество Gilrs Only.  И пару раз, наверное, за все время, что я там общалась, я упомянула, что у меня есть ресторан. И это тоже принесло новых подписчиков, которым было интересно посмотреть на живого ресторатора. Кто-то из друзей приезжал в ресторан, и для них, мне кажется, это было важно:  они не просто в каком-то ресторане, а у человека, которого они знают.  И в итоге мы выжили в месте, где до нас закрылось множество ресторанов. Да, у нас была вкусная еда, у нас была вкусная пицца, у нас был хороший сервис, но еще  у нас был вот этот кредит лояльности очень большой, с которым приходили люди.

—  В какой-то момент надоедает же это все писать? Ты пыталась делегировать работу с контентом?

—  Да, постепенно я поручила сообщество ресторана сотруднику. Уже он писал о том,  какие у нас новые блюда в меню, какие акции, разбирался с негативом, если он был. Сама  я уже писала только про реальные истории и публиковала фотографии гостей.

Это сейчас все так делают. Facebook и Foursquare приучили людей постить фото, но тогда мы были новаторами. Мы фотографировали гостей в ресторане и публиковали потом эти фотографии. Мы их печатали, вешали на стены – то есть, у нас на стенах висели фотографии наших же гостей, экспозиции постоянно обновлялись, а кроме того, мы их публиковали в нашем сообществе. Мы наняли профессионального фотографа, поэтому фотографии были хорошие,  профессионально обработанные и людям это нравилось. Смартфонов у людей еще не было и не было такого количества фотографий, поэтому людям нравилось делиться своими удачными фото и эти фото стали нашим небольшим промо. В общем, нанять фотографа было отличной идеей. 

 — Потом вокруг ресторана стало складываться свое сообщество, насколько я знаю. Как тебе удалось этого добиться?

 — Все как обычно. У меня была цель создать такое сообщество,  и я к ней шла. Например, мы проводили фотовыставки. Любой фотограф, который снимает, мог у нас организовать свою выставку. Поэтому фотографы писали нам, привозили свои работы, мы их вешали, а человек проводил  у нас открытие  выставки. И у нас регулярно менялись эти выставки и через них люди тоже о нас узнавали.

По большому счету, я все время искала, что людям интересно помимо, собственно, ресторана. Потому что не еда интересна людям. Людям интересно показать себя,  —  и мы им давали возможность показать себя. Людям интересно поучаствовать в создании бизнеса, и я давала такую возможность, советуясь с ними в ЖЖ. Люди любят играть, поэтому какое-то время у нас проходили игры «Что? Где? Когда?».

Потом я родила ребенка, вступила в мамские сообщества и стала проводить в ресторане «Малышники».  Для этого мы закрывали полностью ресторан, настилали всяких мягких ковриков, насыпали игрушки, шарики и  мамы  с детьми могли себя чувствовать раскованно. У нас  их никто не осуждал. Они могли кормить грудью, ходить хоть с голыми сиськами по всему ресторану – и так и делали, кстати. Дети при этом повсюду ползали, все было для них,  а официанты помогали следить, чтобы дети нигде ни обо что не ударились.  Для мамы, утомленной домашним бытом, это праздник: прийти, заказать еду ресторанную, поесть, заказать коктейль, но при этом чувствовать себя человеком и иметь возможность кормить ребенка грудью, общаться с такими же мамами и так далее – тогда этого не было. И к нам приезжали, и приезжали через всю Москву.

У нас был период, когда у нас все было забито на несколько месяцев вперед – все выходные дни были закрыты детскими праздниками, плюс выездные детские праздники, это стало прямо нашей фишкой.  Конечно, я об этом писала и нас знали в этом качестве. 

 — Но вы были не только рестораном для мам, верно?

— У нас был период, когда мы проводили игры «Что? Где? Когда?» под брендом «ОЕОА», и тоже к нам приезжало огромное количество людей со всей Москвы. Даже команда Поташева играла в одном из турниров. Мы проводили фестиваль пива «Октябрь фест»  — с немецкими нарядами, стильными пивными кружками, сосисками. На этот фестиваль мы позвали наших гостей, переодевали девушек в  платья, профессиональные фотографы их снимали, а потом был какой-то конкурс и победительница даже что-то получала.

Но самое крутое было не в конкурсе, а в процессе. На протяжении двух недель девушки записывались на конкурс, приезжали, переодевались в эти платья, фотографировались с пивными кружками, с пивом, с какими-то неожиданными прическами с вплетенными лентами. А фотографы приезжали, чтобы потренироваться, поснимать это для портфолио…. Мы устроили какую-то большую движуху в ЖЖ по этому поводу и потом эти фотки регулярно выкладывали, а гости это все наблюдали.

В общем, это тоже было про людей. Мы не говорили «Смотрите, какие у нас колбаски, какое у нас пиво». Мы говорили: «Смотрите, как с нами весело и что вы у нас можете пережить».  И, наверное, самое главное было – что я во все это искренне верила, в эти эмоции играла, и сама переодевалась в эти платьица и фотографировалась. У меня даже одна из фоток до сих пор есть с той акции.

Когда я жила ребенком, у нас были малышники. Когда дети подросли и появились другие интересы – появилось «ОЕОА». Когда захотелось чего-то такого игриво-сексуального, у нас появился «Октябрь фест». То есть всегда работала моя вовлеченность, искренность и то, что я звала людей делать со мной то, что интересно мне. Делать кафе, когда мы его только открывали. Придумывать, как нам продвигаться, когда у нас вообще не было гостей. Беситься с детьми, когда у нас появились маленькие дети. Фоткаться в платьях с сиськами, когда мы закупили эти платья с сиськами.

Словом, я приглашала людей и они приходили. Я захотела разобраться в кофе и стала проводить встречи про кофе для обычных людей. Я рассказала им, как заказывать кофе в ресторане, чем эспрессо отличается от ристретто и как хороший эспрессо отличить от плохого. Люди по очереди заходили за барную стойку, делали этот кофе, держали рожок и про все это писали. Словом,  никаких придуманных маркетинговых ходов, никаких притянутых за уши акций –  но при этом  все работало. 

Добавить комментарий