Наталья Качура: «Влиять для меня — это смысл жизни»

Это интервью неожиданно для меня набрало за несколько дней почти 7 тысяч просмотров, сотни лайков, десятки репостов. Есть что-то в Наташе, что не оставляет людей равнодушными. Заставляет любить, ненавидеть, записываться на курс и в лист ожидания, обсуждать в блогах, банить и приходить снова. Что же это такое? Искренность? Данное себе право говорить? Разбирались вместе в особенностях Качура-блогинга в интервью в прямом эфире.

— Расскажи о себе, пожалуйста.

Зовут меня Наталья Качура, мне 49 лет будет уже совсем скоро, в апреле. Нахожусь я очень легко по запросу «Качура, антистилист». Родилась я в Минске, по образованию я музыкант, 3-ий раз замужем, у меня 3-ое детей. Работаю я антистилистом, а пока не нашлось слова «антистилист», я говорила, что я работаю Качурой. Назваться стилистом мне гордынька не позволяет: я очень не хочу быть вообще ни в какой компании. А тем более в большой компании, а тем более в гламурной компании.

—  Кто такой антистилист, для кого и что он делает?

—  Делает он для тех же людей, для которых что-то делает стилист, то есть, для тетенек, в основном. Дяденьки меньше – я дяденьками не занимаюсь совсем, я в них мало что понимаю. И делаю я так, чтобы у человека не было такого запроса вообще – чтобы кто-то пошел с ним в магазин и что-то ему выбрал. В моем мире каждый сам знает, что ему нужно, умеет это выбрать и способен это найти. Вот этому я учу. 

—  В рамках этой задачи зачем тебе блог, зачем тебе страница в Фейсбуке и что ты со всем этим делаешь?

—  Делиться для меня очень важно. Не в смысле раздать всем добрым людям, а в смысле оказать влияние, максимально повлиять.  Я это делаю ежедневно, постоянно, и любой заинтересованный человек может получить в моем блоге всю теорию: вот она лежит, бери на здоровье, мне не жалко и не страшно, потому что могу себе позволить. Страница открытая. Кстати, сейчас создаю группу, как раз потому что в такой открытости стало некомфортно: каждый может прийти, что угодно сказать.

— А когда создавала страницу, что хотела? Делиться?

— Хотела делиться, но идея эта оказалась не очень хорошая. Потому что невозможно в каждом посте объяснить, что это моя территория, я ее буду жесточайше защищать от любых посягательств чьих бы то ни было. Когда мне кто-то пытается рассказать, как надо, как правильно, какой надо шарфик вот этой тетеньке, я очень злюсь.

Я выкладываю очень много фотографий рабочих,  и то, что происходит с людьми, это очень серьезная трансформация. Не на уровне одежды, а глубже. Поэтому я совершенно не рада любым советам, пожеланиям, предложениям. И за все попытки посоветовать обычно баню просто, если меня не воспринимают. То есть, не делаю ничего для того, чтобы привлечь на свою страницу, для того, чтобы удержать на ней, для того, чтобы понравиться.

— То есть делиться хочу, но слушайте молча?

—  Да, молча. Можно спрашивать, задавать какие-то вопросы  — да почти любые вопросы, кроме «А кто я?», например. Поставьте мне диагноз, что-то расскажите мне – это я очень не люблю. Но главное, не надо советовать, или, боже упаси, критиковать кого-то на моих фотографиях. За малейшую критику в их адрес я просто рву на части. 

—  То есть мы видим, что желание делиться и влиять вовсе не равно готовности играть с подписчиками и друзьями на любых условиях. Может быть и так, как у Наташи: влиять хочу, делиться хочу, но при этом на моих условиях и  я буду задавать формат площадки. Наташа, а как твои подписчики и прочие “мимопроходил” вообще про тебя узнают?

—  Очень много людей пришло после интервью на екатеринбургском телевидении. А вообще, это же не за один год сложилась аудитория. В первые годы, когда я начала выезжать куда-то из Израиля, я работала только в Минске, на родине. Проводила какие-то бесплатные встречи, делилась тем, что умею. И буквально с первой встречи там несколько человек стали так меняться, что окружающие начали обращаться, появился спрос на мои знания. Меня позвали провести семинар за деньги. Я начала вести семинары в Минске, и на эти семинары стали приезжать люди из Питера, Киева, Москвы, из Прибалтики…

 — Скажи, пожалуйста, а как произошел переход от “я готова рассказывать бесплатно” к “я буду защищать территорию, и вот вам правила”. В какой момент пришлось  отрастить клыки и когти?

—   Зубы отросли довольно быстро.  6-7 лет назад, когда я открыла рабочую страницу, я там писала «Дорогие люди…». И я  помню это свое состояние благодарности за интерес, участия, драйва. Тогда я всех благодарила за то, что они меня терпят, за то, что они такие прекрасные ко мне приходят и лайкнули мою страницу.  Наверное, года на четыре меня хватило: я брала пример с разных людей, как надо разговаривать с людьми в блоге, что если я злюсь, надо переждать, надо промолчать, надо как-то….В итоге мне стали писать в приват, просто без здрасьте, чтобы проконсультироваться.  Человек мне присылает 20 штук фотографий, «А я кто?». Просто иллюстрация к анекдоту «Хорошо, что я не гинеколог». Перечитываю свои старые тексты и понимаю, что на них вины нет вообще. Я так себя вела, что они прямо должны были мне сесть на голову. Самые затейливые персонажи стали слать мне письма о своих мужьях, любовниках… Прям хроники психотерапевта.

— Но достало видимо не это…

— Нет, достало меня, когда начали обсуждать героинь моих курсов.  Пока приходили и говорили «Ой, а мне с длинными волосиками больше нравится», я еще как-то помалкивала, но когда началось: «Ой, чего у этой Качуры все…» — все стригутся или все в балахоны одеваются. И тут я подумала: «Какого черта я это терплю?». Я поняла, что нужно менять тактику. Делать это нужно было очень резко, очень быстро и больно, потому что по-другому не доходит. Я один раз предупредила, что я баню и обязательно сохраняю скрин того, что человек написал и выкладываю на такую доску позора фактически. Мгновенно обсуждалово это прекратилось.

— Страшно не было так посылать всех?

—  Мне не было. Но у меня очень маленькая квартира, практически выплаченная  и очень мало потребностей. И очень лояльный муж. Поэтому если вдруг однажды все скажут «Пошла она на х**, Качура, в гробу мы видали вот это хамство, вот это все – мы к ней не пойдем», ну так я останусь дома с кошечками сидеть и все.

— Насколько я понимаю, до “все отвернутся” дело не дошло. На твоем тренинге в Москве было 80 человек….

— И 80 человек еще в листе ожидания. Я страшно горда и вот прямо сейчас всех благодарю, кто мне в этом смысле доверяет. Но надо сказать, что моя вот такая позиция  подойдет не всем все-таки. Если человек нежный, мягкий, интеллигентный, трогательный и вдруг начнет вот так хамить…. будет видна фальшь. Я-то по натуре такая. Многие говорят: «Ты ругаешься – наверное, это отнимает силы». У меня это не отнимает силы, мне это их дает. Если это вас расстраивает, огорчает и пугает, то боже упаси, не делайте это, есть масса способов других. Я пробовала разные способы общения, искала свой, но когда нашла —  вот прямо большое счастье мне настало. И сарафанное радио работает прекрасно в обе стороны – я знаю, что люди, которым это неприемлемо, они ко мне просто не придут. И им хорошо, и мне хорошо.

—  Что самое крутое тебе дал блог? Что самое прямо потрясающее, самый потрясающий эффект, которого не было бы, если бы не было твоих страниц в Фейсбуке и вот этой всей публичности.

—  Я не смогла бы повлиять на такое огромное количество людей, а для меня влиять – это просто смысл моей жизни. Влиять, мутировать, трансформировать, всячески вмешиваться. А мне для этого нужно, чтобы ко мне обратились. А где ко мне могут обратиться, если я сама по себе сижу дома и не выхожу вообще никуда без крайней-крайней нужды? Только Интернет.

—  А что самое наоборот неприятное создал блог и можешь ли вспомнить какую-то историю, когда прямо думала «Блин, закрою нафиг»?

— Такие мысли меня посещают еженедельно, скажем. Правда по результату все, скорее наоборот. Открываю новое. Сегодня у меня есть 2 личных страницы, 2 рабочих страницы и у меня есть 11 групп, потому что в каждом городе, где я провела курс, открывается региональная группа – там, где люди продолжают работать, и продолжают они и сами тоже, но я постоянно там пасусь и отвечаю на вопросы. Группы прекрасные совершенно, с совершенно разными людьми, которые очень трогательно друг друга поддерживают. Работы получается онлайн очень много.

—  Как ты это успеваешь – 11 групп, 4 страницы – как времени в сутках хватает? Сколько тратишь на это времени?

—  Я, в общем, ничего больше, кроме этого, не делаю. Я сплю и вот работаю в онлайне. Если я в ванне лежу, я тоже лежу с телефоном, засыпаю я с телефоном в руках, просыпаюсь я с телефоном в руках. Свезло – могу себе позволить. Недавно вешала шутку про то, что – сделала скрин, что я провожу в Фейсбуке 10,5 часов. И муж ответил, что 10 часов не удивляют, скорее удивляет, где я провожу еще 4 часа, если 10 часов я сплю. То есть, все время я занимаюсь вот этим – можно сказать, что и 24 часа, потому что когда я сплю, я во сне продолжаю вести курс и отвечаю на вопросы.

— Работала ли ты когда-нибудь с копирайтером, приходило ли тебе в голову кого-то нанять для того, чтобы за тебя что-то писали?

—  Мысли у меня такие были, но быстро закончились: потому что никому кроме меня я не позволю вообще в мое пространство влезть и что-то там говорить. Я считаю «Хочешь сделать хорошо, сделай сам». Кроме того, я знаю, что если я налажала в тексте, за это отвечаю я. Это ко мне не придут, это мне скажут, что я пишу с ошибками, это мне скажут, что я какую-то интонацию неверную взяла. А если мне то же сделал копирайтер за мои же деньги, я не готова нести за это ответственность. Так что сама-сама.

—  Наташ, нравятся ли тебе твои тексты? Ты когда на них смотришь, перечитываешь через какое-то время, можешь сказать «Блин, клево!»?

—  Да, практически всегда. Даже те тексты, которые, я сейчас понимаю, насколько они написаны не в моем архетипе, они мне нравятся. Наверное потому, что я всегда пишу искренне. И помню то ощущение, с каким я писала это тогда. Оно мне возвращается сейчас. Нередко использую по второму, третьему тексту. Но тогда правлю и сокращаю.

— Как проявляется в текстах твой архетип, твоя личность?

— Так же, как и в одежде. Детали видны. Даже если целая группа разуется, мои туфли безошибочно определят. Вот эти —  Качурины. Прямо видно, что они мои. Тексты мои тоже узнают, потому что там всегда есть какие-то словечки, там есть какие-то белорусизмы, там есть какие-то приемы, по которым все ясно. Был один форум, где меня периодически банили, а я приходила под новым ником — так меня сразу по текстам снова вычилсляли.

— Хочешь ли ты когда-то написать книжку?

—  Хочу ли я книжку? Слушай, столько книжек кругом, их все пишут. Вот у меня как-то было интервью с Сабиной Брюло – белорусская журналист, поэтесса, поэт, поэтка – оно получилось такое трогательное.  Когда мы с ней поговорили, я подумала: «Как бы я хотела, чтобы Сабина написала книжку такую трогательную». Сама я, наверное, не напишу. Книжка – это, мне кажется, нужно быть толковым человеком, нужно быть каким-то последовательным, а где я, а где вот это все. Делегировать — это опять отвечать за свои слова.  В общем, делегировать не готова, сама пока писать тоже…. Пока не будет книжки. Но будет что-то другое.

Полная версия интервью доступна в видео формате ==>>

Добавить комментарий