Наталья Фомичева: «Не можешь справиться с чувствами? Иди к терапевту, а не пиши в Facebook»

Кандидат психологических наук, руководитель Русского общества психосоматики, завкафедрой психотерапии и психологического консультирования Московского института психоанализа Наталья Фомичева давно не ищет клиентов. Они находят ее сами — по рекомендациям студентов, по следам дискуссий в Фейсбуке и даже просто, знакомясь на мероприятиях. Глядя на нее меньше всего думаешь о регалиях и достижениях, и больше всего — о легкости, молодости и почему-то о счастье. Наверное, идеальный психолог должен излучать что-то такое. Но пока этому еще не учат, мы говорим с ней о том, как выстроить собственное эффективное продвижение.

— Скажи мне, пожалуйста, откуда сейчас, в основном, приходят к тебе клиенты и как про тебя узнают?

—  В основном, наверное, все-таки сарафанное радио, причем от студентов. Когда я веду лекции студенты рассказывают про меня друзьям и знакомым, и часть из них приходит  в клиенты. Часть приходит из Facebook, реагируя на посты. Обычно после какого-нибудь поста по сексологии, в личке человек десять обязательно спрашивают про консультацию, и какая-то часть из них даже доходит. Сайта у меня толком нет, но и то, что есть тоже приводит клиентов. И друзья, коллеги  клиентов приходят – то есть те, кто уже был клиентом, потом рекомендуют меня своим друзьям. Так и получается, что работают рекомендации, просто разного толка.

 

—  Как ты думаешь, что влияет на их принятие решения? Почему они тебя выбирают?

—  Я работаю в сфере психосоматики и сексологии. Это довольно сильная специфика и мало кто с этим в принципе грамотно работает. Поэтому иногда ко мне приходят со случаями, с которыми больше некуда человеку пойти.

 — А как ты пришла от такой популярной позиции для психолога «мои клиенты  — все» к тому, что все-таки есть своя ниша и своя специализация, специфика, что ее можно развивать?

—  Мне всегда хотелось заниматься именно психосоматикой. Моя еврейская бабушка была врач и в семье у меня было много врачей. А я, с одной стороны, не хотела идти именно в медицинский, но  с другой — все равно хотела как-то работать с человеческим телом, с его потребностями и болями. Когда я научилась читать, моя первая книжка была «Патологии мочевого пузыря» — потому что читала я  все, что подворачивалось под руку, а это вот и подвернулось.

Теперь я могу  читать те же самые анализы, говорить про болезни, так что я в своей стезе, которая видимо была предопределена. Одна из моих профильных тем —  расстройства пищевого поведения. И это тоже психосоматика, стык физиологии и психологии, которая меня интересует. Вот есть симптом, есть проблематика – можно с этим работать, и вот есть результат. Мне кажется, у меня склад характера такой, что я лучше всего могу именно это, а не с более общими запросами.

—  Что для тебя текст как инструмент?

—  Текст помогает мне сформулировать что-то, что потом я могу использовать в лекциях. Я же не читаю лекции по учебнику, а когда формулируешь текст, внутри него  складывается какая-то логика, которую потом можно использовать. Нащупываешь примеры, образы, детали. Мне, в принципе, нравится писать.

Я не пишу никогда по плану. Обычно у меня возникает какая-то идея и я ее быстро превращаю в  текст. У меня не бывает такого, что текст «отлеживается». А если я сразу не дописала, то потом сто процентов не напишу этот текст, все заготовки можно будет выбрасывать.

 — Есть ли что-то, что ты сознательно делаешь для своего продвижения?

 — Да, есть. Я создала бизнес-страницу в Фейсбуке, наняла копирайтера и мы вместе с ней  ведем эту страницу. Для «Обучения психологов и врачей» мы с ней делаем план на месяц: что будет происходить, какие темы, какие мероприятия.  Она под эти мероприятия делает посты, пишет, привлекает аудиторию. Периодически мы делаем какие-то и конкурсы там, и проводим вебинары. Это продвижение скорее не меня как психолога, а меня как преподавателя. Оно работает.

И мне очень помогает то, что это делаю не я лично, а копирайтер. Хотя она меня всегда спрашивает: «а где вот это, а где то, а пришли мне вот это описание». Но с того момента, как я решила все это делегировать, реально стало легче.

—  Расскажи, пожалуйста, про свою технологию работы с копирайтером. Как у вас все устроено?

—  Мы общаемся раз в  месяц. Я обозначаю список мероприятий, которые у нас будут со всеми деталями, Обычно  в конце месяца, в 20-х числах, от меня список мероприятий, а дальше она работает сама. Мы с самого начала обсудили какие-то основные вещи — кого  мы видим как целевую аудиторию, где их взять, что им важно и интересно. И если нужно что-то уточняем, конкретизируем. Каждый пост я с ней не согласую, она пишет достаточно нейтрально и меня все устраивает. Если что-то требует моего вмешательства, я прихожу сама, если на что-то она не может ответить, то прихожу. А так она вполне справляется.

—  Класс! Это высокий уровень доверия к копирайтеру, когда и посты особо не вычитываются, еще и в комментариях можно говорить то, что хочешь – это прямо круто.

—  Мне нравится просто, что она делает, поэтому как-то…Так сложилось. Иногда я вижу что-то, что мне не очень нравится, я ей просто про это говорю. Она, кстати, твоя выпускница, так что тебе спасибо.

—  А есть ли какие-то хейтеры у тебя? Есть ли народ, который приходит с негативом и если да, то как ты на них реагируешь?

—  На бизнес-страницу вообще как-то народ с негативом не приходит, а на личной странице бывает всякое. У меня были случаи, когда я банила за оскорбления и наезды. Недавно я написала пост и попросила рассказать про развлечения в Питере для 11-летнего ребенка. Пришел человек и начал писать что-то  в духе «оказывается, вы скрывали от психологической общественности своих детей, это ошибки молодости…» Кого я скрывала? Почему скрывала? Даже объясняться не хочу. Я его просто забанила и удалила комментарий.

Иногда приходят люди и прям видно, что они пришли сказать «вы здесь все дураки, а я умный». С этим сложно спорить. Я умею дискутировать, если в фокусе внимания факты. Мне говорят «вот это не так», я отвечаю  «вот есть такие-то исследования». Это понятно. А спор ради спора — не люблю. Если не нравится интонация — всегда скажу, что лучше продолжить общение в другом тоне. Четко обозначаю границы, как можно разговаривать, а как нельзя.

— При этом ты в постах немножко троллишь профессиональное сообщество. Не обижаются на тебя коллеги?

—  Ты знаешь, у нас сейчас началась в профсообществе активная борьба за этику. У меня довольно неоднозначное к этому отношение. Мне кажется, что все борцы за этику немножко носители белых пальто: я прав, а вы все так себе. Я не считаю себя вправе всем указывать, как этически взаимодействовать в профессиональном сообществе, ну  и троллинг нарушением этики не считаю.

—  Что для тебя было бы нарушением этики? Что для тебя этически неприемлемо в публичном пространстве?

—  Конечно, в первую очередь, это описание клиентских случаев. Все ситуации, когда я пишу про клиентов,  это абсолютно собирательный, вымышленный и художественно обработанный текст. Я не буду цитировать напрямую клиента и описывать его. Я не буду описывать,  что у меня в семье, как мы общаемся и что происходит. Максимум про кошку могу написать. Личного даже подзамочно не пишу, потому что знаю, как легко любые подзамки выносятся в публичное пространство.

Словом, ничего такого, о чем бы я не хотела, чтобы знали люди, я в принципе не выношу. Мне кажется, что для психолога это благо. Когда люди знают о его семье – это рождает слишком много переносов и переживаний, и фантазий.

Еще я не буду писать, мол,  вот у меня была такая травма, и я вот так из нее вылезла. Потому что тоже я не хочу, чтобы об этом знало большое количество людей и потому что столкновение клиента с историей терапевта, она может быть для него очень травматично.

—  То есть, ты считаешь, что про семью, например, не стоит писать?

— Можно какую-то нейтральную смешную историю рассказать про то, как ребенок притащил домой кошку. Нельзя рассказывать слишком личные истории. Я знаю человека, который писал как все круто, потому что они с женой ведут супружескую терапию и они 20 лет женаты. В какой-то момент когда он развелся  — при том, что я не знаю его лично и вообще не очень знаю всех этих людей — я была в курсе всех событий развода. Фейсбук исправно сообщал. Вот это, мне кажется, избыточно.

— А про коллег писать можно?

—  Мне всегда кажется, что у нас никогда нет особо полной картины. Даже если я пишу про какие-то ситуации, я скорее напишу безлично, мол, «дорогие клиенты, спать с психологом плохо, если вам психолог предлагает  такое – скорее всего, у него что-то не так, не надо». Очень я не люблю эти поливания грязью все. И самому в такой истории чистым остаться вряд ли получится. Если говорить про продвижение, то никакая критика коллеги точно не работает как продвижение, а для меня, например, точно создает не очень хороший ореол вокруг человека, как специалиста. Ты не можешь справиться со своими чувствами – сходи к терапевту, зачем это сразу в Facebook-то лить?

Добавить комментарий