Наталья Фефилова: «В любой профессии главное качество — это адекватность»

Разбирались вместе с редактором и копирайтером Натальей Фефиловой, кто такие литературные негры, зачем они нужны, сколько они зарабатывают, чем вообще известны и как это бывает. В моей и в Наташиной жизни такой профессиональный опыт был, поэтому мы рассказали о такой работе по-разному: и как это на практике, и как должно быть в теории.

— Расскажи, пожалуйста, о себе.

— С  текстами я почти 20 лет. Начинала как журналист, пиарщик, занималась маркетингом, управлением и многим другим. И сейчас занимаюсь тем, что пишу, редактирую, создаю стратегии и их реализую. Как следствие, умею писать не только за себя, но и за других, и часто это делаю.

— По тому, что Наташа рассказала о себе мы начинаем понимать, что литературный негр или еще по-английски это называется ghost writer, писатель-привидение —  человек, который пишет за других людей. Как правило, его имя никому не известно, он остается в тени и всю славу получает тот человек, за которого он пишет. Наташа, как появилась такая профессия?

—  Мне кажется, тут все просто.  Писать, во-первых, дано не всем. И не у всех есть время  и желание этому учиться. При этом писать, творить, быть медийным, известным и так далее хочется многим. Поэтому, собственно, и появляются те люди, которые помогают создавать контент. Иногда достаточно копирайтера, который пишет текст на сайт или статью от имени компании, а иногда нужен человек, который создаст целую книгу от имени владельца бизнеса.  Работа может строиться двумя способами. Вариант первый: владелец пишет сам, а редактор занимается литературной обработкой, а иногда и фактически переписыванием текста под задачу. Вариант второй: владелец рассказывает, отвечает на вопросы, что-то надиктовывает, а наемный автор за него создает текст.

— У тебя есть профессиональные табу в этом вопросе? За что не возьмешься?

 — Я никогда не пишу свои личные мысли. Я записываю и оформляю мысли тех людей, именами которых это все и подписано. Моя задача –  изъять их идеи любым способом, доступным мне, и оформить в текст. Мои мысли на эту тему могут быть вообще прямо противоположны. Выдумывать за другого человека контент не взялась бы.

—  Наташ, говорят, что литературные негры зарабатывают какие-то невероятные бешеные тыщи, это стоит просто миллионы миллионов – правда ли это, как по твоему опыту?

—  Возможно, те, кто пишет на потоке, действительно зарабатывают миллионы.  Но нужно тут всегда соотносить, сколько ты зарабатываешь и какой ресурс потом будет нужен тебе на восстановление. Иногда проект забирает столько сил и энергии, что тебе не важно сколько денег потом упадет на счет, потому что это не вернет потерянную энергию и силы. Я беру за книги, столько же, сколько и за любую другую работу. Закладываю в цену свое время. Если мы пишем книгу с нуля —  это одни трудозатраты. Если уже что-то есть — другие. Если создаем статью на сайт — третьи. Считаю время и его оцениваю.

—  А кто твои клиенты, чем они занимаются, какого типа эти люди?

—  Как правило, это руководители  и владельцы бизнеса. Они занимаются своим делом. Знают его достаточно хорошо, но при этом не любят писать. На этом я и зарабатываю. В большей степени я работаю с услугами. Редко, когда мне попадаются какие-то товары, которые можно потрогать или дать подержать, поэтому образы и чувственный опыт приходится додумывать.  Для моих клиентов важна медийность, регулярные упоминания в СМИ, формирование репутации и образ эксперта в определенной теме. Мои тексты помогают им получить доверие клиентов.

— А зачем им вообще тексты, книги?

—  Как правило, их цели находятся в области достижения каких-то финансовых показателей. То есть, это не детская мечта в духе «Ой, я хочу написать книжку и подарить ее маме», хотя такое тоже бывает. Скорее, это бизнес-задачи. Я всегда начинаю разговор с клиентом с задач его бизнеса и мы часто начинаем работу даже не с книги, а с постов или со статей в СМИ.  Для своих клиентов я и редактор, и копирайтер, и маркетолог, и бренд-менеджер, и еще много-много кто. Мало кто приходит с готовым пониманием своей задачи и подходящих инструментов, чаще всего мы это вместе рождаем в каком-то обсуждении.

 — Как ты думаешь, какие нужны качества человеку для того, чтобы стать успешным в профессии литературного негра?

—  Мне вообще кажется последнее время, везде главное качество – это адекватность. Вообще в любой профессии. Потому что без нее реально никуда. И системность еще, наверное. Ты сначала должен понять, а что там внутри лежит, в какой коробочке это будет лучше смотреться – в картонной или в пластмассовой. А как сделать, чтобы это не разбилось, какой коробочка должна быть величины, какого цвета и так далее. Я бы еще сказала, что нужна эмоциональная устойчивость. Во-первых, заказчики бывают разные, могут и листы пошвырять, надо, чтобы тебя это не выбивало из колеи. Во-вторых, нужно сохранять душевное спокойствие. Когда мои клиенты публикуются в  Forbes, а я нет, то для меня это не зона дискомфорта. Я и хочу, чтобы они там были, а не я. И, наконец третье, если ты попал в зону дискомфорта — твоя задача это обсудить. Не нужно держать это в себе и страдать. Ищи пути для собственной стабилизации, потому что если у тебя нет этой эмоциональной стабильности внутри, ты писать вообще не сможешь никак.

— Я тоже свои три качества, наверное, назову.  Первое – это порядок в голове и умение навести порядок во внешней среде, будь то ваша квартира или будь то ваш текст, потому что, мне кажется, это абсолютно связанные вещи – если вы умеете наводить порядок в тексте, вы умеете наводить порядок в квартире и где угодно. Вот эта способность навести порядок, разложить вещи по полкам и присвоить каждой ее подходящее место – это однозначно раз.

Два – это управление вниманием. Вы должны четко понимать, что привлекает внимание людей, и как вы будете это внимание захватывать и направлять. Потому что книга и вообще какие-то большие жанры – это всегда история про потерю внимания, это всегда история про синусоиду энергии. Есть пик внимания, есть спад, есть пик, есть спад. Хорошо быть Марселем Прустом, который может писать огромные простыни, и его будут все равно читать, хорошо было в 18-19 веке писателям, когда с ними не конкурировал Интернет и мобильный телефон, который постоянно звонит – сегодня мы конкурируем за внимание читателя. Вы должны четко понимать, как вы будете управлять вниманием, как вы будете наращивать и опускать эти пики внимания.

И третье – это эмпатия. Это способность вживаться, вчувствоваться в чужую ситуацию, ход мыслей, логику, и местами даже предугадывать какие-то шаги вашего партнера вот в этом книжном спарринге, очень хорошо его чувствовать и очень точно за ним следовать, «за тобою я следую тенью» — вот это оно. Вот этот танец такой красивый, он абсолютно парный и вот здесь важна способность к слышанию партнера, чувствованию партнера. Вот это мои такие 3 рекомендации. Близкие, нет?

—  Про эмпатию, да, категорически согласна. Помнишь, фильм «Призрак» про чувака, который помогал писать мемуары за премьер-министра? Он там говорит: я в дом к вам ночевать не пойду, такая  близость к клиенту – это перебор. Я с этим была категорически не согласна. Мне, не чувствуя человека и не умея вживаться в него, в его понимание всего происходящего, очень тяжело за него и о нем писать.

У меня был просто очень забавный случай, когда я работала с одним владельцем бизнеса  — мы работали лично, потом мы с ним расстались, а через какое-то время мне пришел запрос на то, чтобы писать нечто от его имени. Мы создали мне псевдоним, законспирировались всячески  и я стала опять писала для него тексты. Когда мы с ним в очередной раз где-то пересеклись, он мне сказал: «Наташа, я сразу понял, что это ты». Когда ты чувствуешь человека, понимаешь, как он разговаривает, как себя ведет, какие у него жесты, какие у него манеры —  только тогда ты можешь написать, и этому можно будет верить. Все должно быть очень гармонично в тексте, и как раз именно эмпатия позволяет делать такие вещи.

— Как найти работу литературного негра?

— Я не ищу работу. Все клиенты, заказчики, которые ко мне приходят, либо это какие-то старинные связи, либо люди, пришедшие в ответ на посты в фейсбуке, познакомившиеся на каком-то мероприятии. И я не то, что продавала там себя, нет. Просто стояла, а в итоге предложили работу. При этом я тут исследование небольшое проводила, на HH есть вакансии, где написано «требуется автор в издательство». Очевидно же, чем ты будешь там заниматься. Очень часто эта работа вырастает из копирайтинга. Когда-то ты что-то пишешь для  блога, для СМИ, то к тебе же и идут с предложением написать книгу. Да и тебе ничто не мешает предложить им: «А давайте напишем книгу». Ведь если ты никому не расскажешь, что ты умеешь писать книги и хочешь написать книгу, тебе это никто не предложит.

— У тебя были какие-нибудь проекты, которые ты не доводила до конца?

— Да, были.  Бывает, что кто-то приходит и говорит «Хочу, мне понравилось вот то – напишите мне так же» или «Хочу лэндинг, как вот это», начинаешь работать и не идет. Заканчиваешь.  Бывает, что человек еще не визуализировал для себя задачу – и когда ты пытаешься за него это сделать, то тоже не всегда получается. С моей точки зрения, лучше отказаться на берегу, чем двигаться в эти непролазные джунгли каких-то непонятных отношений.

—  Случалось ли, что тебя осуждали за твою работу?

—  Честно говоря, мне все равно. Это моя профессия, это мое дело, поэтому я не планирую ее стесняться. А еще к этой профессии есть интерес, когда ты говоришь, что кое-что, что вы читали, возможно, написали не те, кем подписали. Что именно? Оставим интригу.

— Спасибо за разговор. 

Полная версия интервью доступна в видео формате ==>>

Добавить комментарий